Владимир Маяковский - советские стихи

Найдено стихов - 374

На одной странице показано стихов - 35

Чтобы посмотреть другие стихи из выборки, переходите по страницам внизу экрана


Владимир Маяковский

Песня-молния

За море синеволное,
за сто земель
       и вод
разлейся, песня-молния,
про пионерский слет.
Идите,
    слов не тратя,
на красный
      наш костер!
Сюда,
   миллионы братьев!
Сюда,
   миллион сестер!
Китайские акулы,
умерьте
    вашу прыть, —
мы
  с китайчонком-кули
пойдем
    акулу крыть.
Веди
   светло и прямо
к работе
     и к боям,
моя
  большая мама —
республика моя.
Растем от года к году мы,
смотри,
    земля-старик, —
садами
    и заводами
сменили пустыри.
Везде
    родные наши,
куда ни бросишь глаз.
У нас большой папаша —
стальной рабочий класс.
Иди
   учиться рядышком,
безграмотная старь.
Пора,
   товарищ бабушка,
садиться за букварь.
Вперед,
    отряды сжатые,
по ленинской тропе!
У нас
   один вожатый —
товарищ ВКП.

Владимир Маяковский

Майская песенка

Зеленые листики —
и нет зимы.
Идем
   раздольем чистеньким —
и я,
  и ты,
     и мы.
Весна сушить развесила
свое мытье.
Мы молодо и весело
идем!
   Идем!
      Идем!
На ситцах, на бумаге —
огонь на всем.
Красные флаги
несем!
    Несем!
       Несем!
Улица рада,
весной умытая.
Шагаем отрядом,
и мы,
   и ты,
      и я.

Владимир Маяковский

Издевательства

Павлиньим хвостом распущу фантазию в пестром цикле,
душу во власть отдам рифм неожиданных рою.
Хочется вновь услыхать, как с газетных столбцов зацыкали
те,
кто у дуба, кормящего их,
корни рылами роют.

Владимир Маяковский

Последняя страничка гражданской войны

Слава тебе, краснозвездный герой!
Землю кровью вымыв,
во славу коммуны,
к горе за горой
шедший твердынями Крыма.
Они проползали танками рвы,
выпятив пушек шеи, —
телами рвы заполняли вы,
по трупам перейдя перешеек,
Они
за окопами взрыли окоп,
хлестали свинцовой рекою, —
а вы
отобрали у них Перекоп
чуть не голой рукою.
Не только тобой завоеван Крым
и белых разбита орава, —
удар твой двойной:
завоевано им
трудиться великое право.
И если
в солнце жизнь суждена
за этими днями хмурыми,
мы знаем —
вашей отвагой она
взята в перекопском штурме.
В одну благодарность сливаем слова
тебе,
краснозвездная лава.
Во веки веков, товарищи,
вам —
слава, слава, слава!

Владимир Маяковский

Раньше. Теперь

Раньше:
1.
«Мы победим!» —
          говорили мы.
«Утопия! —
     говорила буржуазия. —
В порошок сотру,
        лень только нагибаться до́ пола!»
2.
А через несколько времени
              в утопии и утопла.

Теперь:
3.
На электрификацию глазками пучится.
«Утопия! —
     говорит, —
          ничего не получится!»
4.
Дождетесь, буржуи!
Будет Нью-Йорк в Тетюшах,
             будет рай в Шуе.

Владимир Маяковский

Выждем

Видит Антанта —
не разгрызть ореха.
Зря тщатся.
Зовет коммунистов
в Геную
посовещаться.
РСФСР согласилась.
И снова Франция начинает тянуть.
Авось, мол, удастся сломить разрухой.
Авось, мол, голодом удастся согнуть.
То Франция требует,
чтоб на с езд собрались какие-то дальние народы,
такие,
что их не соберешь и за годы.
То с езд предварительный требуют.
Решит, что нравится ей,
а ты, мол, сиди потом и глазей.
Ясно —
на какой бы нас ни звали с езд,
Антанта одного ждет —
скоро ли нас с ест.
Стойте же стойко,
рабочий,
крестьянин,
красноармеец!
Покажите, что Россия сильна,
что только на такую конференцию согласимся,
которая выгодна нам.

Владимир Маяковский

Авиадни

Эти дни
    пропеллеры пели.
Раструбите и в прозу
          и в песенный лад!
В эти дни
     не на словах,
            на деле —
пролетарий стал крылат.
Только что
      прогудело приказом
по рядам
     рабочих рот:
— Пролетарий,
      довольно
          пялиться наземь!
Пролетарий —
       на самолет! —
А уже
   у глаз
      чуть не рвутся швы.
Глазеют,
     забыв про сны и дрёмы, —
это
  «Московский большевик»
взлетает
     над аэродромом.
Больше,
    шире лётонедели.
Воспевай их,
      песенный лад.
В эти дни
     не на словах —
на деле
    пролетарий стал крылат.

Владимир Маяковский

Горб

Арбат
   толкучкою давил
и сбоку
    и с хвоста.
Невмоготу —
      кряхтел да выл
и крикнул извозца.
И вдруг
    такая стала тишь.
Куда девалась скорбь?
Всё было как всегда,
          и лишь
ушел извозчик в горб.
В чуть видный с ежился комок,
умерен в вёрстах езд.
Он не мешал,
       я видеть мог
цветущее окрест.
И свет
   и радость от него же
и в золоте Арбат.
Чуть плелся конь.
         Дрожали вожжи.
Извозчик был горбат.

Владимир Маяковский

Молодая гвардия

Дело земли —
        вертеться.
Литься —
     дело вод.
Дело
   молодых гвардейцев —
бег,
  галоп
     вперед.
Жизнь шажком
        стара̀ нам.
Бего́м
   под знаменем алым.
Комсомольским
         миллионным тараном
вперед!
    Но этого мало.
Полка́ми
     по по́лкам книжным,
чтоб буквы
      и то смяло.
Мысль
    засеем
       и выжнем.
Вперед!
    Но этого мало.
Через самую
       высочайшую высь
махни атакующим валом.
Новым
    чувством
         мысль
будоражь!
      Но и этого мало.
Ковром
    вселенную взвей.
Моль
   из вселенной
          выбей!
Вели
   лететь
       левей
всей
   вселенской
         глыбе!

Владимир Маяковский

Строки охальные про вакханалии пасхальные

(Шутка)

Известно:
     буржуй вовсю жрет.
Ежедневно по поросенку заправляет в рот.
А надоест свиней в животе пасти —
решает:
    — Хорошо б попостить! —
Подают ему к обеду да к ужину
то осетринищу,
        то севрюжину.
Попостит —
      и снова аппетит является:
буржуй разговляется.
Ублажается куличами башенными
вперекладку с яйцами крашеными.
А в заключение —
         шампанский тост:
— Да здравствует, мол, господин Христос! —
А у пролетария стоял столетний пост.
Ел всю жизнь селедкин хвост.
А если и теперь пролетарий говеет —
от говений от этих старьем веет.
Чем ждать Христов в посте и вере —
религиозную рухлядь отбрось гневно
да так заработай —
          чтоб по крайней мере
разговляться ежедневно.
Мораль для пролетариев выведу любезно:
Не дело говеть бедным.
Если уж и буржую говеть бесполезно,
то пролетарию —
         просто вредно.

Владимир Маяковский

Хулиганщина

Только
    солнце усядется,
            канув
за опустевшие
       фабричные стройки,
стонут
   окраины
       от хулиганов
вроде вот этой
       милой тройки.
Человек пройдет
        и — марш поодаль.
Таким попадись!
        Ежовые лапочки!
От них ни проезда,
         от них
            ни прохода
ни женщине,
      ни мужчине,
            ни электрической лампочке.
«Мадамочка, стой!
         Провожу немножко…
Клуб?
   Почему?
       Ломай стулья!
Он возражает?
       В лопатку ножиком!
Зубы им вычти!
       Помножь им скулья!»
Гудят
   в башке
       пивные пары́,
тощая мысль
      самогоном
           смята,
и в воздухе
     даже не топоры,
а целые
    небоскребы
          стоэтажного
                мата.
Рабочий,
    этим ли
        кровь наших жил?!
Наши дочки
      этим разве?!
Пока не поздно —
        конец положи
этой горланной
       и грязной язве!

Владимир Маяковский

Первомайское поздравление

Товарищ солнце, — не щерься и не ящерься!
— Вели облакам своротить с пути!
— Сегодняшний праздник — праздник трудящихся,
— и нечего саботажничать: взойди и свети!

Тысячи лозунгов, знаменами избранных,
— зовут к борьбе за счастье людей,
— а кругом пока — толпа беспризорных.
— Что несправедливей, злей и лютей?!

Смотри: над нами красные шелка
— словами бессеребряными затканы,
— а у скольких еще бока кошелька
— оттопыриваются взятками?

Подняв надзнаменных звезд рогулины,
— сегодня по праву стойте и ходите!
— А мало ли буден у нас про гулено?
— Мало простоено? Сколько хотите!

Наводненье видели? В стены домьи
— бьется льдина, мокра и остра.
— Вот точно так режим экономии
— распирает у нас половодье растрат.

Товарищ солнце, скажем просто:
— дыр и прорех у нас до черта.
— Рядом с делами огромного роста
— целая коллекция прорв и недочетов.

Солнце, и в будни лезь из-за леса,
— жги и не пяться на попятный!
— Выжжем, выжжем каленым железом
— эти язвы и грязные пятна!

А что же о мае, поэтами опетом?
— Разве п-е-р-в-о-г-о такими поздравлениями бодрят?
— А по-моему: во-первых, подумаем об этом,
— если есть свободные три дня подряд.

Владимир Маяковский

Строго воспрещается

Погода такая,
       что маю впору.
Май —
   ерунда.
       Настоящее лето.
Радуешься всему:
        носильщику,
              контролеру
билетов.
Руку
  само
     подымает перо,
и сердце
    вскипает
        песенным даром.
В рай
   готов
      расписать перрон
Краснодара.
Тут бы
   запеть
      соловью-трелёру.
Настроение —
      китайская чайница!
И вдруг
   на стене:
      — Задавать вопросы
               контролеру
строго воспрещается! —
И сразу
   сердце за удила́.
Соловьев
     камнями с ветки.
А хочется спросить:
         — Ну, как дела?
Как здоровьице?
        Как детки? —
Прошел я,
     глаза
        к земле низя́,
только подхихикнул,
         ища покровительства.
И хочется задать вопрос,
            а нельзя —
еще обидятся:
       правительство!

Владимир Маяковский

Понедельник — субботник

Выходи,
            разголося́
песни,
         смех
                 и галдеж,
партийный
                и беспартийный —
                                          вся
рабочая молодежь!
Дойди,
          комсомольской колонны вершина,
до места —
                самого сорного.
Что б не было
                    ни одной
                                 беспризорной машины,
ни одного
              мальчугана беспризорного!
С этого
          понедельника
ни одного бездельника,
и воскресение
                     и суббота
понедельничная работа.
Чините
          пути
                 на субботнике!
Грузите
           вагоны порожненькие!
Сегодня —
               все плотники,
все
      железнодорожники.
Бодрей
          в ряды,
                     молодежь
комсомола,
                 киркой орудующего.
Сегодня
            новый
                     кладешь
камень
           в здание будущего.

Владимир Маяковский

Про Госторг и кошку, про всех понемножку

Похороны безвременно погибших кошек

Динь, динь, дон,
динь, динь, дон,
день кошачьих похорон.
Что за кошки —
        восторг!
Заказал их Госторг.
Кошки мороженые,
в ящики положенные.
Госторг
    вез, вез,
прошел мороз,
привезли к лету —
кошек и нету.
Рубликов на тыщу
привезли вонищу.
Зовут Курбатова,
от трудов горбатого.
— На́ тебе
     на горб
дохлятины короб!
Нет такой дуры,
чтоб купила шкуры.
Подгнили они.
Иди, схорони! —
Динь, динь, дон,
динь, динь, дон,
все в грустях от похорон.
От утра
    до темноты
плачут кошки и коты.
У червонцев
      тоже
слеза на роже.
И один только рад
господин бюрократ.

Динь, динь, дон,
динь, динь, дон,
кто виновник похорон?

Владимир Маяковский

Божественная картинка

Христу
    причинили бы много обид,
но богу помог
       товарищ Лебит.
Он,
  приведя резоны разные,
по-христиански елку празднует.
Что толку
     в поздних
          упреках колких.
Сидите, Лебит,
       на стихах,
            как на елке.

Владимир Маяковский

Вегетарианцы

Обликом
     своим
         белея,
Лев Толстой
       заюбилеил.
Травояднее,
       чем овцы,
собираются толстовцы.
В тихий вечер
льются речи
с Яснополянской дачи: «Нам
противна
     солдатчина.
Согласно
     нашей
         веры,
не надо
     высшей меры».
Тенорками ярыми
орут:
   «Не надо армий!»
(Иной коммунист —
          железный не слишком —
тоже
   вторит
       ихним мыслишкам.)
Неглупый,
      по-моему,
           лозунг кидается.
Я сам
    к Толстому
          начал крениться.
Мне нравится
       ихняя
          агитация,
но только…
      не здесь,
           а за границей.
Там бы
    вы,
      не снедаемы ленью,
поагитировали
        страну чемберленью.
Но если
     буржуи
          в военном раже —
мы будем
      с винтовкой
             стоять на страже.

Владимир Маяковский

Лучше тоньше, да лучше

Я
 не терплю книг:
от книжек
     мало толку —
от тех,
   которые
       дни
проводят,
     взобравшись на полку.
Книг
  не могу терпеть,
которые
    пудом-прессом
начистят
    застежек медь,
гордясь
    золотым обрезом.
Прячут
   в страничную тыщь
бунтующий
     времени гул, —
таких
   крепостей-книжи́щ
я
 терпеть не могу.
Книга —
    та, по-моему,
которая
    худощава с лица,
но вложены
      в страницы-обоймы
строки
    пороха и свинца.
Меня ж
    печатать прошу
летучим
    дождем
        брошюр.

Владимир Маяковский

Проба

Какая
    нам
       польза
лазить по полюсам,
с полюсного глянца
снимать
     итальянцев?
Этот рейд небывалый —
            пролетарская проба,
проба
    нашей выучки,
            нервов
                 и сил.
И «Малыгин»,
       и «Красин»! —
              ринулись оба,
чтобы льдины трещали
            и ветер басил…
Победители мы
        в этом холоде голом:
удивляйся, земля,
         замирай
              и гляди, —
как впервые
       в этих местах
              ледоколом
подымали людей
         с двухметровых льдин.
Жили в железе мы,
          а не в вате.
В будущей битве
         хватит решимости,
хватит людей,
       умения хватит —
дряблых, жирных
         снять
             и вымести.
Мы
  в пробную битву
           во льду
               введены!..
Весельем
     не грех разукраситься.
Привет
    победителям ледяным!
Ура
  товарищам
        красинцам!

Владимир Маяковский

Технике внимание видать ли?

Коммуну,
     сколько руками ни маши,
не выстроишь
       голыми руками.
Тысячесильной
        мощью машин
в стройку
     вздымай
          камень!
Выместь
     паутину и хлам бы!
Прорезать
     и выветрить
           копоть и гарь!
Помни, товарищ:
        электрическая лампа —
то же,
   что хороший
         стих и букварь.
Мы
  прославляли
        художников и артистов…
А к технике
      внимание
           видать ли?
На первое
     такое же
         место выставь —
рабочих,
    техников,
         изобретателей!
Врывайся
     в обывательские
             норы мышиные,
лозунгом
     новым
         тряся и теребя.
Помни,
    что, встряхивая
            быт
              машиною,
ты
  продолжаешь
         дело Октября.

Владимир Маяковский

Исцеление угрюмых

Хочется посмеяться.
          Но где
             да как?
Средство для бодрости —
            подписка на Чудак.
Над кем смеетесь?
         Смеетесь над кем?
Это
  подписчики
        узнают в Чудаке.
В бюрократа,
      рифма,
         вонзись, глубока!
Кто вонзит?
      Сотрудники Чудака.
Умри,
   подхалим,
        с эпиграммой в боку!
Подхалима
     сатирой
         распнем по Чудаку.
Протекция держится
          где
            и на ком?
Эту
  протекцию
       бомбардируем
              Чудаком.

Иди
  на вредителя
         лавой атак.
Кто застрельщик?
         Застрельщик —
                 Чудак.
В поезде,
     в трамвае,
          на лыжах,
               на коньках,
тысячи
    угрюмых
        читателей и читах,
спешите!
     Просите
         контору «Огонька»:
«Скорей
    подпишите
          нас
            на Чудака!»

Владимир Маяковский

Подводный комсомолец

Готовь,
    рабочий молодой,
себя к военной встрече.
И на воде
     и под водой —
зажми
   буржуя
       крепче.
Для нас
    прикрыт
        банкирский шкаф —
и рубль
    не подзаймёте.
Сидят
   на золотых мешках
Антантовские тети.
Пугая
   вражьи корабли,
гудком
   разиньте глотку,
на комсомольские рубли
мы
  выстроим подлодку.
Гони буржуй
      на рыбий пир —
у океана в яме.
Корабль
    буржуевый
          топи
рабочими рублями!

Владимир Маяковский

Крым (Хожу, гляжу в окно ли я)

Хожу,
   гляжу в окно ли я
цветы
   да небо синее,
то в нос тебе магнолия,
то в глаз тебе
       глициния.
На молоко
     сменил
         чаи
в сиянье
     лунных чар.
И днем
    и ночью
        на Чаир
вода
   бежит, рыча.
Под страшной
       стражей
           волн-борцов
глубины вод гноят
повыброшенных
         из дворцов
тритонов и наяд.
А во дворцах
       другая жизнь:
насытясь
     водной блажью,
иди, рабочий,
       и ложись
в кровать
     великокняжью.
Пылают горы-горны,
и море синеблузится.
Людей
    ремонт ускоренный
в огромной
      крымской кузнице.

Владимир Маяковский

Голос Красной площади

В радио
    белой Европы
лезьте,
   топот и ропот:
это
  грозит Москва
мстить
   за товарища
           вам.
Слушайте
     голос Рыкова —
народ его голос выковал —
стомиллионный народ
вам
  «Берегись!»
      орет.
В уши
      наймита и барина
лезьте слова Бухарина.
Это
  мильон партийцев
слился,
   чтоб вам противиться.
Крой,
  чтоб корона гудела,
рабоче-крестьянская двойка.
Закончим,
     доделаем дело,
за которое —
     пал Войков.

Владимир Маяковский

Драма буржуя (РОСТА)

1.
Ходит вокруг да около времени.
Чем разрешится старуха от бремени?
2.
Лев родится или овца?
И вдруг — о ужас! — весь в отца.
3.
Бык белогвардейский ревет ярый,
рогами и копытами землю роя.
Красным казался год старый,
а новый оказывается краснее втрое.

Владимир Маяковский

Первый вывоз

Раньше художники,
ландышами дыша,
рисуночки рисовали на загородной дачке, —
мы не такие,
мы вместо карандаша
взяли каждый
в руки
по тачке.
Эй!
Господа!
Прикажете подать?
Отчего же,
пожалуйста!
Извольте!
Нате!!!
В очередь!
В очередь!
Не толпитесь, господа!
Всех прокатим
теперь мы вас!
Довольно — вы́ нас!!!
Нельзя ли какова премьера-министра?!
С доставкой в яму
разбивочно и на вынос?
Заказы исполняем аккуратно и быстро!
Смотрите, не завалялась ли какая тварь еще.
Чтоб не было никому потачки!
Россия не ждет.
Товарищи!
В руки по тачке!
Дивятся англичане — чтой-то?!
Везут на тачке Джорджа-Ллойда…
За то везут его на тачке,
чтоб белым
он не давал подачки!

Владимир Маяковский

Современный Козьма Прутков

Юденич Питер брал,
шел бодро и легко.
И так зашел ужасно далеко,
что более
назад не возвращался…
Читатель
он тебе не попадался?!

Владимир Маяковский

Второй вывоз

Рабочие, не место фразам!
Чем за буржуем врозь гоняться,
вези, взвалив на тачку разом,
всю воровскую Лигу наций.

Владимир Маяковский

Да здравствует III интернационал! (РОСТА № 141)

Когда разгрызлись страны в империалистской войне,
остановил их Интернационал II? Нет!
Пролетарская революция разразилась когда,
отвернулся II Интернационал? Да!
Поэтому, пройдя по обломкам этим,
строится пролетариат Интернационалом Третьим.

Владимир Маяковский

Неделя фронта — неделя победы

Эй, товарищи!
Все, кто еще
военной звезды не надели,
пополните Красных Армий счет
на зов фронтовой недели.
Стройся в ряды!
Греми и громи!
Все и все для победы!
И будет хлеб,
и будет мир,
и рухнут блокады беды.
Враг надломлен,
враг бежит
от наших ударов смелых!
Еще напор,
и не будет межи
ни одной
под властью белых!
Разбившись об твердость советских скал,
враги подчинятся силе!
Еще напор, —
победа близка,
сомкнитесь последним усилием!!!
Эй, товарищи!
Все, кто еще
военной звезды не надели,
пополните Красных Армий счет
на зов фронтовой недели!!!

Владимир Маяковский

Оружие Антанты — деньги… (Роста №131)

Оружие Антанты — деньги.
Белогвардейцев оружие — ложь.
Меньшевиков оружие — в спину нож.
Правда,
глаза открытые
и ружья —
вот коммунистов оружие.

Владимир Маяковский

Новый способ употребления елки

1.
Раньше для увеселения толстопузых взора
на елку навешивали горы сора.
2.
Другая работа у нашей елки:
наши елки для сора метелки.

Владимир Маяковский

Ха, ха, ха, ха, ха… (РОСТА №170)

Ха, ха, ха, ха, ха… Можно со смеху умориться:
Врангель предлагает Советской России мириться.
«Я, — говорит он Керзону, — помирюсь,
только пусть меня признает Советская Русь».
Призна́ем обязательно,
как не признать
такую родовитую знать!
Тако́ва у Врангеля увидите министра финансова —
стоит посмотреть только на́ нос его!
Будут
у такого
финансы хороши,
будет
за водку
выколачивать гроши.
А министр юстиции
еще почище.
Посмотрите только
ему на кулачище.
Не успеем и оглянуться тут,
как в России всей равномордие введут.
А вот и иностранных дел министр,
перед дипломатами Антанты старается, быстр.
Не пройду и премьера ихнего мимо я,
вот он,
с товарами за плечами, орет:
«А вот подходите!
Единая-неделимая!»
Правильно, не врет.
По частям не продаст,
ждет, за неделимую
кто сразу даст!
Товарищи красноармейцы,
как в Крыму будете,
всё это правительство «попризнавать» не забудьте.

Владимир Маяковский

Ненавистью древней… (РОСТА № 198)

1.
Ненавистью древней
против городов
2.
горели деревни.
3.
Трудились крестьяне,
4.
, а городу всё мало,
всё утроба городская отнимала.
5.
Хлеб подай, мясо подай —
жрали сидящие в городах господа.
6.
А взамен — ничего деревне той,
и стонали деревни под голодом и темнотой.
7.
Так озлобили крестьянина господа эти,
что он и рабочего в городах не заметил.
8.
Прошли денёчки те, что были,
господ в городах рабочие сбили.
9.
Теперь в городах брат твой
такой же, как ты, рабочий трудовой.
1
0.
Ты рабочему городскому — друг, тебе друзья — они.
Пролетарий деревни, пролетарию города руку протяни.
1
1.
Дайте городу всё, чем деревни богаты,
1
2.
, а город всё, чем богат, понесет в деревенские хаты.

Владимир Маяковский

Товарищ, если ты ешь кусок хлеба… (РОСТА №207)

1.
Товарищ, если ты ешь кусок хлеба,
2.
помни: чтоб завтра тоже кусок есть —
надо, чтобы Врангель угрозой не был.
3.
Товарищ, если ты пьешь воду,
помни, что для водопроводов нужен уголь.
4.
А чтоб уголь был, надо Врангеля прогнать с Юга.
5.
Товарищ, если ты летом устали хочешь на юг, резвиться на даче,
6.
помни: надо Врангеля с Юга гнать.
7.
А иначе…