Генрих Гейне - стихи про любовь

Найдено 106

Генрих Гейне

Тебя любил я и люблю теперь!

Тебя любил я и люблю теперь!
И если б мир весь рухнул, верь,
Моей любви неугасимый пламень
Пробился бы и сквозь развалин камень.


Генрих Гейне

Какое желтых роз значенье?

Какое желтых роз значенье?
Любовь с досадою в борьбе,
Досада — для любви мученье,
Любить и портить кровь себе.


Генрих Гейне

В чем значенье желтой розы?

В чем значенье желтой розы?
То любовь, что злобе мстит,
Злоба, что любовь мутит, —
Так и любить сквозь злости слезы!


Генрих Гейне

Философский камень, дружбу и любовь

Философский камень, дружбу и любовь
Часто прославляли, славить будут вновь;
Я и сам их славил и искал везде,
Но, — увы! — не мог их сыскать нигде.


Генрих Гейне

Тень — любовь твоя и ласки

Тень — любовь твоя и ласки;
Жизнь и счастье наше — тень.
Ах! не верь вчерашней сказке:
Новой былью дышит день.

Мимолетно наслажденье,
Миг любви — неверен он…
В сердце крадется забвенье,
И глаза смыкает сон.


Генрих Гейне

Любовь и ненависть, и дружба, и вражда

Любовь и ненависть, и дружба, и вражда —
По мне всего, всего прошло не мало.
Но хоть бы что-нибудь из них ко мне пристало —
Остался я таким, каким и был всегда.


Генрих Гейне

Тот, кто любит в первый раз

Тот, кто любит в первый раз,
Хоть несчастливо, тот — богь;
А кто любит во второй
Безнадежно, тот — дурак.

Я, дурак такой, люблю я
Без надежды вновь. Смеются
Солнце, месяц, звезды; с ними
Я смеюсь — и умираю.


Генрих Гейне

Все пламя любви

Все пламя любви,
Так ярко горевшее в нашей крови —
Куда улетает оно,
Когда наше сердце совсем сожжено?

Туда улетает назад,
Откуда впервые явилося — в ад,
Его посылающий к нам,
И вечно, проклятое, жарится там.


Генрих Гейне

Печально и вместе забавно

Печально и вместе забавно,
Когда убеждаемся мы,
Что любят два сердца друг друга,
Но верить не могут умы.

Ты слышишь ли, крошка, как много
Любви в моем сердце? Она
Головкой качает: «Бог знает,
Кому та любовь отдана!»


Генрих Гейне

Кто любит в первый раз, как Бог тот счастлив

Кто любит в первый раз, как Бог тот счастлив,
Хотя бы и несчастно он влюбился;
Но тот глупец, кто любит во второй раз
И вновь любви взаимной не добился.

Увы! Как раз такой глупец я: снова
Я от любви непризнанной страдаю,
И солнце, месяц, звезды, все смеются,
И с ними я смеюсь — и умираю!


Генрих Гейне

Ах, я слез любовных жажду

Ах, я слез любовных жажду,
Жажду нежно-скорбных снов
И боюсь, что эту жажду
Утолю в конце концов.

Ах, небесной муке сладкой
Вновь любовь открыла путь,
Яд любви проник украдкой
В неокрепнувшую грудь.


Генрих Гейне

Коль обманулся ты в любви

Коль обманулся ты в любви,
Скорей опять влюбись,
А лучше — посох свой возьми
И странствовать пустись.

Увидишь горы и моря, —
И новый быт людей
Волною шумною зальет
Огонь любви твоей.

Орла услышишь мощный крик
Высоко в небесах
И позабудешь о своих
Ребяческих скорбях.

Июнь 1875


Генрих Гейне

В волшебно-светлый месяц май

В волшебный, светлый месяц Май
Цветы благоухали,
И грезы нежные любви
В моей душе сияли.

В волшебный, светлый месяц Май
Весь мир шумел, смеялся,
Пел соловей, — и я тебе
В своей любви признался.


Генрих Гейне

В жару любви, в немой ночной тиши

В жару любви, в немой ночной тиши
О, милая моя, исполнена огня,
Меня в своих обятьях задуши,
Прильни ко мне, обвейся вкруг меня.

И обвила — скорбеть теперь не смей! —
И обвила тебя со всех сторон
Прелестная из всех коварных змей —
Счастливейший Лаокоон!


Генрих Гейне

Сердце мне терзали

Сердце мне терзали,
Гнали мой покой:
Те — своей любовью,
Те — своей враждой.

Клали в хлеб отраву,
Яд — в напиток мой:
Те — своей любовью,
Те — своей враждой.

Та же, что терзала
Всех больней и злей, —
Ни любви, ни злобы
Не видал я в ней.


Генрих Гейне

Красавицу юноша любит

Красавицу юноша любит,
Но ей полюбился другой;
Другой этот любит другую
И на́звал своею женой.

За первого встречного замуж
Красавица с горя идет,
А бедного юноши сердце
Тоска до могилы гнетет.

Старинная сказка! Но вечно
Останется новой она,
И лучше б на свет не родился
Тот, с кем она сбыться должна!


Генрих Гейне

За тебя, дитя, боюсь я

За тебя, дитя, боюсь я
И стараюсь сам немало,
Чтобы ты ко мне любовью
Никогда не воспылала.

На свои успехи в этом
Все же я гляжу уныло
И порой мечтаю все же:
Если б все же ты любила!


Генрих Гейне

Дитя, мне страшна твоя гибель

Дитя, мне страшна твоя гибель,
И сам я стараюсь немало,
Чтоб в сердце твоем пономногу
Любовь ко мне вовсе пропала.

Мне это легко удается,
Хоть ото порой и досадно,
И втайне любви твоей прежней
Возврата желаю я жадно.


Генрих Гейне

Меня вы терзали, томили

Меня вы терзали, томили,
Измучили сердце тоской,
Одни — своей скучной любовью,
Другие — жестокой враждой.

Вы хлеб отравили мне, ядом
Вы кубок наполнили мой,
Одни — своей скучной любовью,
Другие — жестокой враждой.

Лишь та, что всех больше терзала
И мучила с первого дня, —
Как мало она враждовала,
Как мало любила меня.


Генрих Гейне

Они меня мучили много

Они меня мучили много
И сделали смерти бледней —
Одни — своею любовью,
Другие — злобой своей.

Они мне питье отравляли,
Яд к пище мешали моей —
Одни — своею любовью,
Другие — злобой своей.

Но кто меня больше всех мучил,
Кто больше меня отравил,
Так тот не питал ко мне злобы,
Меня никогда не любил.


Генрих Гейне

Когда два сердца разобьются

Когда два сердца разобьются,
На небе звездочки смеются,
Смеются в выси голубой
И говорят между собой:

«От всей души друг друга любят
Бедняжки-люди, но и губят
Себя любовью; им она
На гибель только и дана.

«Из нас никто не ощущает
Любви, которая терзает
Людские души и умы 
И оттого бессмертны мы».


Генрих Гейне

Девушку юноша любит

Девушку юноша любит,
А ей по сердцу другой,
Другой полюбил другую,
И та ему стала женой.

И девушка тут же, с досады,
Идет, невпопад и невпрок,
За первого встречного замуж,
А юноша — одинок.

Все это старо бесконечно
И вечно ново для нас,
И тот, с кем оно приключится,
Навеки сердцем угас.


Генрих Гейне

О, любовь наделяет блаженством

«О, любовь наделяет блаженством,
О, любовь нам богатство дает!»
Так в священной империи римской
Сотня тысяч гортаней поет.

Ты, ты чувствуешь смысл этих песен,
Друг любезный — и в сердце твоем
Им находится отклик веселый
В перспективе с торжественным днем,

Днем, когда с краснощекой невестой
Ты пойдешь к алтарю, и отец,
Умиленно детей сединяя,
Поднесет вам солидный ларец,

Где червонцы, билеты, брильянты
Век считай, не окончится счет…
«O, любовь наделяет блаженством,
О, любовь нам богатство дает!...»


Генрих Гейне

Любовь моя сумрачным светом

Любовь моя сумрачным светом
Сияет во мгле — точь-в-точь
Как грустная сказка, что летом
Рассказана в душную ночь.

«В саду зачарованном двое —
Молчат о своей любви;
Мерцает небо ночное,
Поют в кустах соловьи.

Пред дамой, как на картине,
Колени рыцарь склонил.
Пришел гигант пустыни
И в бегство ее обратил.

А рыцарь раненый стонет,
Гигант ковыляет домой…»
Когда меня похоронят,
Конец и сказке самой.


Генрих Гейне

Сердца людские рвутся

Сердца людские рвутся,
А звездам смешно бесстрастным;
Лепечут и смеются
Они на небе ясном:

«Да, всей душой друг друга
Несчастные люди любят,
Томятся от недуга
И жизнь любовью губят.

Мы вечно знать не будем
Томительной истомы,
Несущей гибель людям, —
Со смертью мы не знакомы».


Генрих Гейне

Они меня много терзали

Они меня много терзали,
И бледный я стал, и худой;
Одни своей глупой любовью,
Другие своею враждой.

И хлеб мой они отравили,
И яду смешали с водой.
Одни своей глупой любовью
Другие своею враждой.

Но та, кто всех больше терзала
И мучила сердце мое…
Меня никогда не любила;
Вражды не вселил я в нее!


Генрих Гейне

Когда-то друг друга любили мы страстно

Когда-то друг друга любили мы страстно…
Любили хоть страстно, а жили согласно.

Женой ее звал я, она меня мужем;
День целый, бывало, играем, не тужим.

И боже спаси, чтоб затеяли ссору!
Нет, все б целоваться — во всякую пору!

Играть наконец мы задумали в прятки,
И в чаще лесной разошлись без оглядки.

Да так-то сумели запрятаться оба,
Что, верно, друг друга не сыщем до гроба.


Генрих Гейне

Вконец, вконец тобой забыто

Вконец, вконец тобой забыто,
Что сердце твое мне было открыто,
Что, нежным и лживым, я им обладал
И что нежнее и лживей не знал.

Забыла ты о любви и печали,
Что грудь мою непрестанно сжимали.
Была ли любовь огромней тоски?
Не знаю, — но обе они велики.


Генрих Гейне

В плену мечты, готов был мир попрать я

В плену мечты, готов был мир попрать я
И молодость провел с тобой в разлуке,
Искал любви, чтобы в любовной муке
Любовно заключить любовь в обятья.

Любви искал я всюду без изятья,
И к каждой двери простирал я руки,
Стучал, как нищий, — и на эти стуки
Вражда была ответом и проклятья.

Повсюду я любви искал, повсюду
Искал любви — но не свершиться чуду,
И я домой вернулся одинокий.

И ты навстречу руки протянула,
И — ах! — слеза в глазах твоих блеснула
Любовью долгожданной и высокой.


Генрих Гейне

Итак, ты совсем и навеки забыла

Итак, ты совсем и навеки забыла,
Как долго меня ты всем сердцем любила,
Тем маленьким сердцем, в котором все сладко и ложно:
Едва ли найти что и слаще, и лживее; можно;

Итак, ты любовь и страданье забыла,
Которыми сердце мое ты давила.
Не знаю, что́ было в нем больше: любовь иль страдание злое —
Но знаю, что было велико и то, и, другое.


Генрих Гейне

Они о любви говорили

Они о любви говорили
За чайным блестящим столом.
Изяществом дамы сияли,
Мужчины — тончайшим умом.

«Любовь в платоническом чувстве», —
Заметил советник в звезда́х.
Советница зло улыбнулась,
Однако промолвила: «Ах!»

В ответ ему толстый каноник:
«Любить надо в меру, затем
Что иначе — вред для здоровья».
Княжна проронила: «А чем?»

С улыбкой давая барону
Душистого чаю стакан,
Графиня сказала протяжно;
«Амур — беспощадный тиран!»

За чаем еще было место:
Тебе б там, малютка, засесть
И, слушая только сердечка,
Урок о любви им прочесть.


Генрих Гейне

Сомненья нет — любовный пыл

Сомненья нет — любовный пыл,
Уходит к черту; час пробил!
О, изменяет этот час
Все в жизни к лучшему для нас!
Семья, водицею своей,
Навеки гасит жар страстей.
У жизни человек берет
Все то, что с радостью дает
Она за деньги; в волю он
И вкусно кушает, и сон
От глаз мятежно не бежит,
Всю ночь в тепле счастливец спит
И видит сладостные сны
Близ добродетельной жены.


Генрих Гейне

Сомненья нет — любовный пыл

Сомненья нет — любовный пыл,
Уходит к чорту; час пробил!
О, изменяет этот час
Все в жизни к лучшему для нас!
Семья, водицею своей,
Навеки гасит жар страстей.
У жизни человек берет
Все то, что́ с радостью дает
Она за деньги; в волю он
И вкусно кушает, и сон
От глаз мятежно не бежит,

Всю ночь в тепле счастливец спит
И видит сладостные сны
Близ добродетельной жены.


Генрих Гейне

Любовный привет

О, чудо-девушка, полна
Такого ты очарованья,
Что рад бы посвятить тебе
Я все свое существованье.

Струится, будто лунный свет,
Из глаз твоих свет кротко ясный,
И щечки алые горят
Румянцем юности прекрасной.

Двойной же ряд твоих зубов
По блеску с жемчугом сравнится —
Но драгоценный самый перл
От всех в груди твоей таится.

Едва увидел я тебя,
Вдохнула, дивное созданье,
Благоговейную любовь
В меня ты с первого свиданья.


Генрих Гейне

Несчастна ты — и ропот мой молчит

Несчастна ты — и ропот мой молчит.
Любовь моя, несчастны оба мы!
Пока нам смерть сердец не сокрушит,
Любовь моя, несчастны оба мы!

Как ни играй насмешка на устах,
Как гордо ни вздымайся грудь твоя,
Как ни гори упорный блеск в глазах,
Несчастна ты, — несчастна, как и я.

Незримо скорбь уста твои мертвит,
Глаза пылают, горечь слез тая,
От скрытой язвы грудь твоя болит;
Несчастны оба мы, любовь моя!