Все стихи про князя

Найдено 193

Гавриил Романович Державин

К портрету сенатора князя Якова Федоровича Долгорукова

Велик сей муж: царю он правду говорил;
Петр более его, что правду ту сносил.

1797


Михаил Юрьевич Лермонтов

Велик князь Ксандр, и тонок, гибок он

Велик князь Ксандр, и тонок, гибок он,
         Как колос молодой,
Луной сребристой ярко освещен,
         Но без зерна — пустой.


Афанасий Фет

Великому князю Константину Константиновичу на третьем выпуске «Вечерних огней» («Трепетный факел с вечерним мерцанием…»)

Трепетный факел с вечерним мерцанием,
Сна непробудного чуя истому,
Немощен силой, но горд упованием,
Вестнику света сдаю молодому.15 января 1888


Александр Грибоедов

На мечь великаго князя Псковскаго Гавриила на котором золотом насечено: honorem meum nemini dabo

Се страшный Князя мечь Псковскаго Гавриила.
С  ним чести ни кому своей не отдал он .
Да снидет от него на АЛЕКСАНДРА сила,
И с  срамом побежит от нас Наполеон .


Денис Васильевич Давыдов

Надпись к портрету князя Петра Ивановича Багратиона

Петр Иванович Багратион (портрет работы Джорджа Доу).
Где Клии взять перо писать его дела?
У Славы из крыла.


Александр Пушкин

Князь Г. со мною не знаком…

Князь Г. со мною не знаком.
Я не видал такой негодной смеси;
Составлен он из подлости и спеси,
Но подлости побольше спеси в нем.
В сраженье трус, в трактире он бурлак,
В передней он подлец, в гостиной он дурак.


Федор Тютчев

Князю Вяземскому («Есть телеграф за неименьем ног…»)

Есть телеграф за неименьем ног!
Неси он к Вам мой стих полубольной.
Да сохранит вас милосердный Бог
От всяких дрязг, волнений и тревог,
И от бессонницы ночной.


Антон Антонович Дельвиг

Триолет князю Горчакову

Тебе желаю, милый князь,
Чтобы отныне жил счастливо,
Звездами, почестьми гордясь!
Тебе желаю, милый князь,
Видать любовь от черных глаз:
То для тебя, ей-ей, не диво.
Тебе желаю, милый князь,
Чтобы отныне жил счастливо!


Михаил Юрьевич Лермонтов

Наш князь Василь

Наш князь Василь-
      Чиков — по батюшке,
Шеф простофиль,
      Глупцов — по дядюшке,
Идя в кадриль
      Шутов — по зятюшке,
В речь вводит стиль
      Донцов — по матушке.


Федор Тютчев

Князю Суворову

Два разнородные стремленья
В себе соединяешь ты —
Юродство без душеспасенья
И шутовство без остроты.
Сама природа, знать, хотела
Тебя устроить и обречь
На безответственное дело,
На безнаказанную речь.


Василий Михайлович Колосов

На кончину Князя Италийского, Графа Аркадия Александровича Суворова-Рымникского

Где славой Росский Марс Суворов увенчался,
И где клялась она ему предтечей быть:
Там сын его в волнах безвременно скончался,
Горевший рвением Отечеству служить!


Гавриил Державин

На мечь великаго князя Псковскаго Гавриила

На мечь великаго князя Псковскаго Гавриила на котором золотом насечено: honorem meum nemini dabоСе страшный Князя мечь Псковскаго Гавриила.
С  ним чести ни кому своей не отдал он .
Да снидет от него на АЛЕКСАНДРА сила,
И с  срамом побежит от нас Наполеон .


Гавриил Романович Державин

К портрету сенатора князя Якова Федоровича Долгорукова

В сенате римском был Катон,
А в русском — он.
Тот с равными себе за правду состязался;
Сей, раб перед царем, быв прав, не унижался.


Гавриил Романович Державин

К портрету сенатора князя Якова Федоровича Долгорукова

В сенате римском был Катон,
Α в русском — он.
Тот с равными себе за правду состязался;
Сей, раб перед царем, быв прав, не унижался.

1797


Гавриил Романович Державин

На гроб князя Александра Андреевича Безбородко

За сердце и за ум
Он был почтен двумя царями;
Любим, осетован друзьями,
И не народный шум,
Не погребенья блеск, не звук ему хвала, —
Дела.

1799


Федор Иванович Тютчев

Князю Суворову

Два разнородныя стремленья
В себе соединяешь ты:
Юродство без душеспасенья
И шутовство без остроты.

Сама природа, знать, хотела
Тебя устроить и обречь
На безответственное дело,
На безнаказанную речь.


Гавриил Романович Державин

На трагедию «Лжедмитрий» князя Белосельского

Лжедмитрью плахи как синклитом подносились,
От благородных чувств мой дух вострепенул,
И слезы сладкия с ланит моих катились;
Но с патриарших слов — о грешник! — я заснул.

1794


Гавриил Романович Державин

На гроб князя А. А. Вяземского

В усердии его к отечеству отверстом
Не спорит враг и друг, ни истина, ни лесть,
И слов над гробом сим не стыдно произнесть:
Он мог быть Сюллием при Генрихе четвертом.


Михаил Лермонтов

Вы не знавали князь Петра…

Вы не знавали князь Петра;
Танцует, пишет он порою,
От ног его и от пера
Московским дурам нет покою;
Ему устать бы уж пора,
Ногами — но не головою.Высказывалось предположение, что адресат этой эпиграммы — князь Петр Андреевич Вяземский, поэт, критик, друг Пушкина. Более вероятно, однако, что она относится к кн. Петру Ивановичу Шаликову, издателю «Дамского журнала».


Гавриил Романович Державин

На смерть князя Александра Андреевича Безбородко

Он мне творил добро, —
Быть может, что и лихо;
Но умер человек, не входит в небо зло.
Творец! мольбе моей вонми:
В обятие Свое, в сиянье тихо
И слабости его прими.

1799


Марина Цветаева

Пела рана в груди у князя…

Пела рана в груди у князя.
Или в ране его — стрелаПела? — к милому не поспеть мол,
Пела, милого не отпеть —
Пела. Та, что летела степью
Сизою. — Или просто степь
Пела, белое омывая
Тело… «Лебедь мой дикий гусь»,
Пела… Та, что с синя-Дуная
К Дону тянется…
Или Русь
Пела? 30 декабря


Федор Тютчев

Князю Горчакову

Вам выпало призванье роковое,
Но тот, кто призвал вас, и соблюдет.
Все лучшее в России, все живое
Глядит на вас, и верит вам, и ждет.
Обманутой, обиженной России
Вы честь спасли, — и выше нет заслуг;
Днесь подвиги вам предстоят иные:
Отстойте мысль ее, спасите дух…


Афанасий Фет

Великому князю Константину Константиновичу при книге «Мои воспоминания»

Пред вами правда несомненно
О всём, что было и прошло;
Тут признается откровенно
В пережитом добро и зло.Но средь заносчивой огласки
Не говорят уста мои,
Какие старец встретил ласки
Великокняжеской семьи.Сказать, как жизнь мне озарило
Сиянье царственных светил,
У сельской музы не хватило
Ни дерзновения, ни сил.


Афанасий Фет

Великому князю Константину Константиновичу и великой княгине Елисавете Маврикиевне

Давно познав, как ранят больно
Иные тернии венков,
Нередко с грустию невольной
Гляжу на юношей-певцов.Но пред высокою четою
В душе моей всегда светло:
За вдохновенной головою
Белеет ангела крыло.Оно поэту в миг сомнений,
В минуту затаенных слез
Навеет горних сновидений
И аромата райских роз.30 января 1889


Афанасий Фет

Великому князю Константину Константиновичу («Певцам, высокое нам мило…»)

Певцам, высокое нам мило;
В нас разгоняет сон души
Днем — лучезарное светило,
Узоры звезд — в ночной тиши.Поем мы пурпура сиянье,
Победы гордые часы,
И вечной меди изваянье,
И мимолетные красы.Но нет красы, значеньем равной
Той, у которой всемогущ,
Из-под венца семьи державной
Нетленный зеленеет плющ.4 декабря 1886


Михаил Васильевич Ломоносов

Надпись, которая изображена на серебряной раке великому князю Александру Невскому

Святый и храбрый князь здесь телом почивает;
Но духом от небес на град сей призирает
И на брега, где он противных побеждал
И где невидимо Петру споспешствовал.
Являя дщерь его усердие святое,
Сему защитнику воздвигла раку в честь
От первого сребра, что недро ей земное
Открыло, как на трон благоволила сесть.


Иван Иванович Дмитриев

Надпись к портрету князю Антиоху Димитриевичу Кантемиру

Се князь изображен Молдавский Кантемир,
Что первый был отцом российскиих сатир,
Которы в едкости Боаловым равнялись
И коих остротой читатели пленялись.

Но только ль что в стихах он разумом блистал?
Не меньше он и тем хвалы достоин стал,
Что дух в нем мудрого министра находился:
И весь британский двор политике его дивился .


Александр Блок

Я живу в пустыне…

Я живу в пустыне.
Нынче, как вчера.
Василек мой синий,
Я твоя сестра.
Низкие поклоны
Мне кладут цветы.
На меже зеленой
Князь мой, милый, ты.
Милый мой, не скрою,
Что твоя, твоя…
Не дает покою
Думушка моя.
Друг мой, князь мой милый
Пал в чужом краю.
Над его могилой
Песни я пою.24–28 июня 1903


Афанасий Фет

Великому князю Константину Константиновичу («Когда, колеблем треволненьем…»)

Когда, колеблем треволненьем,
Лавровый обронив венец,
Ты загрустил, что вдохновеньем
Покинут, молодой певец, —Я знал, что сила музы пленной
Тебе на счастие растет,
Что чад рассеется мгновенный,
И снова, светлый, вдохновенный,
Мне милый голос запоет.И вот из северной столицы,
Восторгов вешних не тая,
С зеленой веткой голубицы
Ко мне примчалась песнь твоя.8 мая 1890


Константин Константинович Случевский

Гимн св. князю Владимиру

Верою русской свободна,
Незыблема наша Держава!
Древлепрестольного Киев
Князю Владимиру слава!
Девять веков миновало
В пене девятой волны,
Щит нашей веры надежен,
Крепок завет старины!
Веет хоругвь православья
Всюду далеко светясь!
Радуйся, княже Владимир,
Равноапостольный князь!

Сердцу народа любезный,
Ставленник веры святой,
Днесь славословим мы, княже,
День твой всей русской землей!
Если ее не измерить,
Если в ней весей не счесть —
Господу силы - молитва!
Князю Владимиру честь!
Верою русской свободна,
Незыблема наша Держава!
Древлепрестольного Киева
Князю Владимира слава!


Афанасий Фет

Великому князю Константину Константиновичу и великой княгине Елисавете Маврикиевне («Когда дыханье множит муки…»)

Когда дыханье множит муки
И было б сладко не дышать,
Как вновь любви расслышать звуки
И как на зов тот отвечать? Привет ваш райскою струною
Обитель смерти пробудил,
На миг вскипевшею слезою
Он взор страдальца остудил.И на земле, где всё так бренно,
Лишь слез подобных ясен путь:
Их сохранит навек нетленно
Пред вами старческая грудь.23 октября 1892


Афанасий Фет

Великому князю Константину Константиновичу и великой княгине Елисавете Маврикиевне при взгляде на их портреты

Сердце желанием встречи томимо,
Тайные слезы стыдятся улики;
Смотрят вослед проходящему мимо
Ваши прелестные, кроткие лики.Эти два снимка начерчены Фебом,
Горе при них исчезает мгновенно;
Как суждено расцвести ей под небом,
Юная их красота неизменна.Вижу сиянье и вижу участье,
Нежные помыслов светлых владыки!
В душу вселяют и радость, и счастье
Ваши высокие кроткие лики.4 июня 1889


Марина Цветаева

Как перед царями да князьями стены падают…

Как перед царями да князьями стены падают —
Отпади, тоска-печаль-кручина,
С молодой рабы моей Марины,
Верноподданной.Прошуми весеннею водою
Над моей рабою
Молодою. (Кинь-ка в воду обручальное кольцо,
Покатай по белой грудке — яйцо!)От бессонницы, от речи сладкой,
От змеи, от лихорадки,
От подружкина совета,
От лихого человека,
От младых друзей,
От чужих князей —
Заклинаю государыню-княгиню,
Молодую мою, верную рабыню. (Наклони лицо,
Расколи яйцо!)Да растут ее чертоги —
Выше снежных круч,
Да бегут ее дороги —
Выше синих туч, Да поклонятся ей в ноги
Все князья земли, —
Да звенят в ее кошелке
Золотые рубли.Ржа — с ножа,
С тебя, госпожа, —
Тоска! 21 мая 1917


Марина Ивановна Цветаева

Князь Тьмы

И призвал тогда Князь света — Князя тьмы,
И держал он Князю тьмы — такую речь:
— Оба княжим мы с тобою. День и ночь
Поделили поровну с тобой.

Так чего ж за нею белым днем
Ходишь-бродишь, речь заводишь под окном?

Отвечает Князю света — Темный князь:
— То не я хожу-брожу, Пресветлый — нет!
То сама она в твой белый Божий день
По пятам моим гоняет, словно тень.

То сама она мне вздоху не дает,
Днем и ночью обо мне поет.

И сказал тогда Князь света — Князю тьмы:
— Ох, великий ты обманщик, Темный князь!
Ходит-бродит, речь заводит, песнь поет?
Ну, посмотрим, Князь темнейший, чья возьмет?

И пошел тогда промеж князьями — спор.
О сю пору он не кончен, княжий спор.

4 июля 1917


Афанасий Фет

На бракосочетание Великого князя Павла Александровича и Великой княгини Александры Георгиевны

Не воспевай, не славословь
Великокняжеской порфиры, —
Поведай первую любовь
И возвести струнами лиры: Кто сердце девы молодой
Впервые трепетать заставил?
Не ты ли, витязь удалой,
Красавец, царский конник, Павел? Созданий сказочных мечту
Твоя избранница затмила,
Трех поколений красоту
Дочь королевы совместила.Суля чете блаженства дни,
Пред ней уста немеют наши:
Цветов, влюбленных, как они,
Двух в мире не найдется краше.