Александр Петрович Сумароков - стихи про сердце

Найдено стихов - 64

На одной странице показано стихов - 35

Чтобы посмотреть другие стихи из выборки, переходите по страницам внизу экрана


Александр Петрович Сумароков

Быстрейшие волны

Арасс.
Быстрейшия волны,
Легчайшие ветры,
Еще постоянняй,
Как сердце твое!

Однако плененных,
Очами твоими,
Сердца вероятны,
Вздыхают и стонут,
Имея надежду,
Что будеш тверда.

Александр Петрович Сумароков

Быстрейшие волны

Арасс
Быстрейшие волны,
Легчайшие ветры,
Еще постоянняй,
Как сердце твое!

Однако плененных,
Очами твоими,
Сердца вероятны,
Вздыхают и стонут,
Имея надежду,
Что будешь тверда.

Александр Петрович Сумароков

Нежные сердца играйте

Нежные сердца играйте,
И утехи простирайте,
Сколько можете всегда.

Отдаляя грусти люты,
Пролетайте вы минуты,
Мысль и чувства веселя,
Дух веселием питая,
Оставляйте пролетая,
Сладостью сердца паля.

Жарко распаленны кровью,
Наслаждайтеся любовью,
Не смущайтесь никогда.

Отдаляя грусти и проч.

Александр Петрович Сумароков

Взор мой, мысль и сердце стали обольщенны

Взор мой, мысль и сердце стали обольщенны,
Я люблю тебя, люблю мой свет.
Чувствы все тобою стали восхищенны,
Ничево тебя миляй мне нет.
Как с тобой не вижусь, те часы прелюты,
Ставлю ввек жизнью я пустой.
Чту прямою жизнью те одни минуты,
В кои я видаюся с тобой.

Александр Петрович Сумароков

Покорив мое ты сердце

Покорив мое ты серце,
Перестань его язвити;
Грудь мою прелестным видом,
Ты изранила довольно;
Не пора ль мое мученье
Окончати дорогая,
Не пора ли дорогая,
Умножать мою надежду;
Обещай мне сделать радость,
Ту сладчайшу сделать радость,
Всею мыслию которой,
Всеми чувствами желаю.

Александр Петрович Сумароков

Любовь сердцам угодна

Любовь сердцам угодна,
Страсть нежная природна,
Нельзя спастись любви,
Она у нас в крови.

Владей любовь драгая,
Когда на свете жить,
Не можно не любить,
Пылай, сердца спрягая.

Противны все успехи,
Коль нет в любви утехи,
Пуст кажется и свет,
Коль щастия в ней нет.

Владей любовь и проч.

Хотя любовь тревожит,
Она утехи множит,
И нет изо всево,
Приятнее сево.

Владей любовь и проч.

Александр Петрович Сумароков

Сердце ты мое пленила

Сердце ты мое пленила,
И неверна хочешь быть,
Мысли ты переменила,
Хочешь вечно позабыть.
Забывай меня навеки,
Забывай меня мой свет,
Проливайтеся слез реки,
Вас уняти силы нет.

Где драгой ты век девался,
Вся моя забава стон,
Век драгой мой миновался,
И прошел как будто сон.
Грусти, скорби, муки люты,
Дух терзают день и ночь,
И жестокие минуты,
Не отходят больше прочь.

Можешь, можешь ты гордиться,
Жару в сердце не храня,
Ах! но мне нельзя сердиться,
Хоть не любишь ты меня,
Отягченный злой судьбою,
Я пеняю на себя,
Хоть оставлен я тобою,
Но еще люблю тебя.

Александр Петрович Сумароков

Полно вам мысли в любви летати

Полно вам мысли в любви летати,
Кинь сердце ныне все суеты,
Не дай дни прежни воспоминати,
Не мучьте больше мя красоты.
Пленным не буду,
Вольным повсюду,
Вольность мя веселит.
И любить не велит;
Та моя часть,
Уж мой дух знает,
Как сердце тает,
Коль зло терпети,
Когда горети
Чрез ту напасть,

Приятны очи другим скажите,
А меня взоры уже не пробьют,
Крепкое сердце не прострелите,
Пущенны стрелы распропадут.
И достав рану,
Травить не стану;
Пусть пленен вами свет,
Но в числе том меня нет,
Зло жить любя,
Хоть и лишаюсь,
Кем сокрушаюсь,
Я сердцем век моим,
На что владеть чужим,
Свое сгубя.

Александр Петрович Сумароков

Тайну сердца невозможно

Тайну сердца невозможно,
Кто скрывает, угадать,
Кто бы как от любопытства,
Ни старался рассуждать.
Очи скоро разбредутся,
Естьли дать им полну власть,
И откроют против воли,
Всем наченьшуюся страсть.

Я люблю и признаваюсь,
Что едина мне мила,
Только то умрет на сердце,
Кто такая та была.

Очи взглядывают редко,
И не нежно на нее,
Чтобы не было известно
Ей мучение мое.

Мне любовь сокрыть нетрудно,
Только трудно истребить,
Что очам и сердцу мило,
Невозможно не любить.
Сердце прав иных не знает,
Возжигая в жилах кровь,
Кроме тех, которы нежно
Производят в нас любовь.

Томный дух мой укрепляйся,
Не пришли еще часы,
Истребляй, сколько возможно,
Из ума ее красы.
Естьлиж, свет мой, ты узнаешь,
От ково я скорбь терплю,
Так не смейся, что влюбился,
Я вить так, как все, люблю.

Александр Петрович Сумароков

Ты сердце полонила

Ты серце полонила,
Надежду подала,
И то переменила,
Надежду отняла:
Лишаяся приязни,
Я все тобой гублю:
Достоин ли я казни,
Что я тебя люблю?

Я рвусь изнемогая:
Взгляни на скорбь мою,
Взгляни моя драгая,
На слезы кои лью!
Дня светла ненавижу,
С тоскою спать ложусь,
Во сне тебя увижу,
Вскричу и пробужусь.

Терплю болезни люты,
Любовь мою храня;
Сладчайшие минуты,
Сокрылись от меня.
Не буду больше числить,
Я радостей себе,
Хотя и буду мыслить,
Я вечно о тебе.

Александр Петрович Сумароков

Долго ль мне тобой смущаться

Долголь мне тобой смущаться,
Долголь буду воздыхать?
Долголь буду я терзаться?
Долголь буду я стонать?
Ты над сердцем власть имеешь,
Над душой ты власть имеешь,
Над душою, над моей.
Ты душой моей владеешь,
Сердцем также ты владеешь.
Весь во власти я твоей.

Молви, молви откровенно,
Станешь ли меня любить,
Полно, полно потаенно,
О любови говорить,
Тыж о песня хоть невнятна;
Только будешь всем приятна,
Голос украсит тебя,
Знаю что пишу я дурно;
Только я пишу амурно,
Сладку волю погубя.

Александр Петрович Сумароков

Томно сердце замирает

Томно сердце замирает,
Дорогая, всякой час,
Всякой час мой дух страдает
От твоих прелестных глаз.

О! глаза вы мне прелестны,
Я смертельно в вас влюблен,
Вам и муки все известны,
В них я вами привлечен.

Я тобой моя драгая
Потерял мой сладкой век,
Как вздохнул я, страсть узная,
С тем же вздохом он утек;
С тем же вздохом миновалось
И веселье и покой,
Сердце в тот час встрепеталось;
Я стал мучен страстью злой.

Как я ныне ни страдаю,
Как ни рвусь и ни стеню,
На один час уповаю,
Как я сам тебя пленю.
Ты в одну ту мне минуту
Возвратишь мой весь урон.
Я тобой узнал часть люту,
И тобой прерву мой стон.

Александр Петрович Сумароков

Успокой смятенный дух

Успокой смятенный дух,
И крушась не згарай!
Не тревожь меня пастух,
И в свирель не играй!
Я и так тебя люблю, люблю, мой свет;
Ничево тебя миляй, ничево лучше нет.

Мысли все мои к тебе
Всеминутно хотят;
Сердце отнял ты себе,
Очи к сердцу летят:
Ты из памяти моей не выходишь вон,
Всякую тебя мне ночь представляет и сон.

Но в мечте не с сей судьбой
Представляешься мне;
Я целуяся с тобой,

Обнимаюсь во сне;
Я во сне тебя в шелаш сама зову:
Успокой смятенной дух, будет то наяву.

Александр Петрович Сумароков

Успокой смятенный дух

Успокой смятенный дух,
И крушась не сгорай!
Не тревожь меня пастух,
И в свирель не играй!
Я и так тебя люблю, люблю мой свет
Ничего тебя миляй, ничего лучше нет,

Мысли все мои к тебе
Всеминутно хотят;
Сердце отнял ты себе,
Очи к сердцу летят.
Ты из памяти моей не ходишь вон;
Всякую тебя мне ночь представляет и сон.

Но в мечте, не с сей судьбой,
Представляется мне;
Я цалуяся с тобой,
Обнимаюсь во сне,
Я во сне тебя в шелаш сама зову:
Успокой смятенный дух; будет то на яву!

Александр Петрович Сумароков

Лишив меня свободы

Лишив меня свободы,
Смеешься, что терплю,
Но я днесь открываюсь,
Что больше не люблю:
Гордись своим свирепством,
Как хочешь завсегда,
Не буду больше пленен
Тобою никогда.

И так уж я довольно
Без пользы воздыхал,
Что все свои утехи
И сердце потерял;
А ныне не увидишь
Докук моих к себе,
Забудь, забудь то вечно,
Что верен был тебе.

В последни принуждает
Любовь меня вздохнуть,
В последни имя мне
Твое воспомянуть:
Оставшие то искры,
Чем сердце ты мне жгла,
Прости, прости и помни,
Как мучить ты могла.

Мечи свои заразы
Теперь в сердца иным,
Не будешь насыщаться
Вздыханием моим.
Я право не заплачу
От строгостей твоих,
Когда ты мне не склонна,
Есть тысяча других.

Александр Петрович Сумароков

Злобствуй мне если то забвенно

Злобствуй мне естьли то забвенно,
Что мила тебе была,
Кем твое стало сердце пленно,
Пусть она будет мила,
Я сама больше любви не имею,
Будь теперь отменен я не сожалею,
Я уже в неволе,
Не хочу быть боле,
Возвратись свобода возвратись.

Злобствуй мне, естьли то забвенно,
Что любила тебя,
Что твое сердце толь пременно,
Не изведала любя,
Естьлибы мне мысли то предвозвещали,
Как твои покорства гордой дух склоняли,
Яб твои обманы,
И притворны раны,
Презирала очи отвратя.

Злобствуй мне естьли то забвенно,
Как ты клялся иногда,
И забудь что ни полученно,
От меня тебе когда.
О смущенно сердце! что воспоминаешь,
Ты еще жестокой вздохи извлекаешь,
О мучитель лютый!
Вспомни те минуты,
Вспомни и признай свою вину.

Александр Петрович Сумароков

Плачьте вы печальны очи, бедно сердце унывай

Плачте вы печальны очи, бедно сердце унывай,
И веселые минуты дней прошедших забывай,

Коль драгая изменила; все противно стало мне,
Все противно, что ни вижу в сей приятной стороне.

О прекрасные долины и зеленые луга,
Воды чистых сих потоков и крутые берега!
Вы уже не милы стали, я уже от вас бегу,
Но нигде от сей печали я сокрыться не могу.

Взор прелестной, нежны речи, я стараюся забыть,
И такоюже изменой намеряюсь заплатить,
Но к лютейшему несчастью мне неверная мила,
Для чего она прелестна? для чего склонна была?

Ты с другим в лугах гуляя, естьли вспомнишь, обо мне,
Знай, что я в несносной скуке, воздыхаю по тебе,
Ты хотя меня забыла, мне нельзя тебя забыть,
Я изменой за измену не могу тебе платить.

Александр Петрович Сумароков

Вся во мне вспламенилась кровь

Вся во мне вспламенилась кровь,
Чувствую любовь,
Дух во мне стонает,
Сердце замирает
Всякой час.

Чувствую я премену люту,
Стражду днесь всякую минуту:
Нет нигде отрады,
Дорогие взгляды
Взяли в плен.

Будет ли, будет ли тобой
Мне когда покой,
Иль ты непрестанно,
Мучить несказанно,
Хочешь в век?

Иль еще ты того не знаешь,
Как моим сердцем обладаешь:
Ах узнай и сжалься,
Молви, не печалься,
Уповай.

Не стыдись слово то сказать,
Дай мне уповать:
Истреби злу муку.
Преложи мне скуку
В тьму забав.

Отврати все мои печали,
Чтоб они в радости мне стали;
Отгони напасти,
Дай в своей быть власти,
Без тоски.

Александр Петрович Сумароков

Больше не мечтайся в мыслях, коль пременна

Больше не мечтайся в мыслях, коль пременна:
И на веки ведай, прочь что отлученна,
Я уже драгия цепи скидаваю,
И тебя неверну и не вспоминаю:
Отступись злая,
Есть уж иная,
Что моим владеет сердцем, дарагая,
Больше не мечтайся.

Вон ступай из мысли, не думай склонити,
Нет уж не старайся, не хочу любити,
Видевши заплату я за то, что таял,
Быть когда премене от тебя не чаял:
Я люблю тая,
Тая, сгарая,
Что моим владеет сердцем, дарагая,
Вон ступай из мысли,

Я впредь не склонюся, уж узнал довольно,
Ты любись с кем хочешь, видь тебе то вольно;
А я не заплачу, коль ты изменила,
И не вспомню больше дни те, как любила:
Я любил тая,
Тая, сгарая,
Что моим владеет сердцем, дарагая,
Я впредь не склонюсь.

Александр Петрович Сумароков

Плачьте вы печальны очи, бедно сердце унывай

Плачьте вы смущенны очи,
Бедно сердце унывай,
И веселые минуты,
В дни прошедши забывай.
Коль драгая изменила,
Все противно стало мне,
Все противно, что ни вижу
В сей приятной стороне.

О прекрасные долины
И зеленые луга,
Воды чистых сих потоков
И крутые берега,
Вы теперь не милы мне;
Я от вас уже бегу,
Но нигде от сей печали
Я сокрыться не могу.

Взор прелестной, нежны речи
Я стараюся забыть,
И такоюж ей изменой
Намеряюсь заплатить.

Но к лютейшему мученью
Мне неверная мила,
Для чево она прелестна,
Для чево склонна была.

Тыж в лугах с другим гуляя,
Естьли вспомнишь обо мне;
Знай, что я в несносной скуке
Воздыхаю по тебе.
Ты хотя меня забыла,
Мне нельзя тебя забыть;
Я изменой за измену
Не могу тебе платить.

Александр Петрович Сумароков

Прошли те дни как был я волен

Прошли те дни, как был я волен;
Но я их не могу жалеть.
Неволей я своей доволен,
И сердцу не пречу гореть.
Твой взор со мной, мой дух питая,
Хоть где твоих не вижу глаз,
Люблю тебя, люблю, драгая,
И мышлю о тебе всяк час.

Взаимным жаром ты пылаешь;
Мне в радостях препятства нет:
Как страстен я тобой, ты знаешь,
Я знаю о тебе, мой свет.
Играй, о сердце, сердцем нежно
И взором, что взор мой привлек!
Теки, о время, безмятежно
В забавах через весь мой век!

Будь мне верна и не пременна:
Люби, как зачала любить!
А ты не будешь мной забвенна,
Доколе буду в свете жить.
Чтоб скучил я когда тобою,
Того ты никогда не мни.
Пленен твоею красотою
В минуту: но на все я дни.

Александр Петрович Сумароков

Долго ль мне тобою в лютой грусти рваться

Долголь мне тобою в лютой грусти рваться,
Иль премены вечно не видать,
Для товоль мне случай, дал с тобой спознаться,
Что бы непрестанно воздыхать;
Для чего я твоим взором веселился,
И за что твой взор мя обманул,
Для чего ты пламень в сердце мне вселился,
Коль ее ты сердца не тронул.

Ты живешь в покое, мною он не зрится,
Помню о тебе я завсегда,
Помню и страдаю, ум тобою тмится;
Ты о мне не помнишь никогда,
Пременить печально мной терпимо время,
Только ты одна имеешь власть,
Ах сними драгая с сердца тяжко бремя,
Отврати несносную напасть.

Разные мученья, что тобой мне стали,
Ты единым словом заплатишь,
И единым словом все мои печали,
В несказанну радость превратишь;
Естьлижь я отчаюсь устремляти стану,
Все свои я мысли в тот же путь,
Исцели драгая исцели мне рану,
Исцели тобой пронзенну грудь.

Александр Петрович Сумароков

Мы друг друга любим, что ж нам в том с тобою

Мы друг друга любим, что ж нам в том с тобою?
Любим и страдаем всякой час,
Боремся напрасно мы с своей судьбою,
Нет на свете радостей для нас.
С лестною надеждой наш покой сокрылся,
Мысли безмятежные отняв:
От сердец разженных случай удалился,
Удалилось время всех забав.

Зрю ль тебя, не зрю ли, равну грусть имею,
Равное мучение терплю;
Уж казать и взором я тебе не смею,
Ах! ни воздыханьем, как люблю.
Все любовны знаки в сердце заключе́нны,
Должно хлад являти и гореть:
Мы с тобой, драгая! вечно разлуче́нные,
Мне тебя осталось только зреть.

Жизнь мою приятну пременил рок в злую,
Сладость обраще́нна в горесть мне;
Только ныне в мыслях я тебя цалую,
Говорю с тобою лишь во сне.
Где любови нашей прежния успехи,
Где они девалися, мой свет!
О печально сердце! где твои утехи!
Все прошло, и уж надежды нет.

Александр Петрович Сумароков

Или мыслишь будто мною ты себя прославил

Или мыслишь будто мною ты себя прославил;
Привлек себя любити и навек оставил.
Чем меня ты обвиняешь,
И за что мне изменяешь.
За любовь сердечну,
И за верность вечну.

Воспомни те минуты, как ты мною таял,
Тому ли дух мой слабый от тебя быти чаял.
Твое сердце уж не нежно,
Мое сердце безнадежно:

Бодры мысли пали,
Радости пропали.

Места изобличают злой тебя виною,
В которы повседневно пребыл ты со мною;
Моему скучая плену,
И твердят твою измену,
Ты куда ни взглянешь,
Всем меня вспомянешь.

За что меня ты мучишь всех на свете зляе,
За то ли, что прежде всех была миляе,
Что в твоей была воле,
Тя любя и жизни боле;
Для товоль я страстна,
Чтоб была нещастна?

Александр Петрович Сумароков

Пременились рощи, чистые луга

Пременились рощи, чистые луга,
Возмутились воды, стонут берега.
С гор ключи не бьют,
Дождик тучи льют,
Гром гремит из туч,
Скрыло Солнце луч.

Красно Солнце скрыло луч не навсегда;
Я утех не буду видеть никогда:
Воспорхнет зефир,
Дух мой будет сир:
Птички будут петь,
Мне тоску терпеть.

Повторяй ты, эхо, горькие слова!
Окропись слезами, мягка мурава!
И под тьмой небес,
Стонь со мною, лес;
Стонь и вод поток,
Мой глася злой рок!

Сама злейша мука без утех любовь:
Лейся без порядка в жилах, жарка кровь!
Мною, рок, играй!
Сердце замирай!
Нет уж больше дней
Радости моей.

Развалися в роще на лужку шалаш!
Был любви всегдашний ты свидетель наш:
Здесь лишь ты и я,
И печаль моя,
Коя сердце рвет,
А другого нет.

Александр Петрович Сумароков

Пременились рощи, чистые луга

Пременились рощи, чистыя луга,
Возмутились воды, стонут берега.
С гор ключи не бьют,
Дождик тучи льют,
Гром гремит из тучь,
Скрыло солнце лучь.

Красно солнце скрыло лучь не навсегда;
Я утех не буду видеть никогда:
Воспархнет Зефир,
Дух мой будет сир:
Птички будут петь,
Мне тоску терпеть.

Повторяй ты, Ехо, горькия слова!
Окропись слезами мягка мурава!

И под тьмой небес,
Стонь со мною лес:
Стонь и вод поток,
Мой глася злой рок!

Сама злейша мука без утех любовь:
Лейся без порядка в жилах жарка кровь!
Мною рок играй!
Сердце замирай!
Нет уж больше дней,
Радости моей.

Развалися в роще на лужку шалаш!
Был любви всегдашний ты свидетель наш:
Здесь лишь ты и я,
И печаль моя,
Коя сердце рвет,
А другова нет.

Александр Петрович Сумароков

Ты мне изменил, я знаю то

Ты мне изменил, я знаю то,
Но не знаю лиш за что,
Чем себя я обвинить могу,
Разве на себя солгу.

Как с тобой нас время разлучило,
Сердце всяк час по тебе грустило;
Дух спокоен не был никогда.
Очи плакали всегда.

Веселись обманом ты своим,
Смейся пеням ты моим;
Смейся, что ты рушил мой покой,
Смейся, смейся варвар злой.

Не смущайся лестно данным словом,
Тай в жару любви безстыдно новом;
Будь любим любезною своей,
Льсти подобно так и ей.

Я уж больше слез не испущу,
Больше ныне не грущу;
Ты тогда жестокой был мне мил,
Как ты сам меня любил.

Ныне боль мой, боль несносной вынут,
Ты уже со всем из сердца кинут,
Позабудь все ласки ты к себе,
Я забыла о тебе.

Александр Петрович Сумароков

Ты мне изменил, я знаю то

Ты мне изменил, я знаю то,
Но не знаю лишь за что,
Чем себя я обвинить могу,
Разве на себя солгу.

Как с тобой нас время разлучило,
Сердце всяк час по тебе грустило;
Дух спокоен не был никогда.
Очи плакали всегда.

Веселись обманом ты своим,
Смейся пеням ты моим;
Смейся, что ты рушил мой покой,
Смейся, смейся варвар злой.

Не смущайся лестно данным словом,
Тай в жару любви бесстыдно новом;
Будь любим любезною своей,
Льсти подобно так и ей.

Я уж больше слез не испущу,
Больше ныне не грущу;
Ты тогда жестокой был мне мил,
Как ты сам меня любил.

Ныне боль мой, боль несносной вынут,
Ты уже со всем из сердца кинут,
Позабудь все ласки ты к себе,
Я забыла о тебе.

Александр Петрович Сумароков

В тот миг, когда ты мне в грудь искры заронила

В тот миг, когда ты мне в грудь искры заранила,
Когда пронзил мое прелестный сердце взор,
Ты рощи и луга и все переменила,
Не вижу прежних рек, не вижу прежних гор.
Мне больше неприятны
Источники сии,
И песни мне невнятны,
Как свищут соловьи.

Весення теплота жесточе мне мороза,
И мягки муравы противняе снегов,
Лети отсель Зефир, увянь прекрасна роза,
Не трогайте струи журчаньем берегов.
Вздыхаю, млею, ною,
Томлюся в сих кустах:
Стени, стени со мною,
Ты ехо в сих местах.

Иль нет сюда тебе, иль нет тебе дороги?
Не придешь никогда сюда пастушка ты.
Приди когда нибудь в потоках сих мыть ноги,
Приди сюда гулять и рвать со мной цветы:
Приди к сему ты стаду,
Приди к леску сему,
Приди подай отраду,
Ты сердцу моему!

Александр Петрович Сумароков

Знаю, что стыдишься и крепишься молвить

Знаю, что стыдишся и крепишся молвить,
Что любовь пленила и тебя,
Знаю, что ты хочешь быти осторожна,
И боишся вверить мне себя:
Вверься, вверься, полно мысли непристойны
О любви моей к себе иметь,
И открой то словом, что твои мне взгляды,
Дали уж довольно разуметь.

Можешь ли довольна, ты быть красотою,
Коль плодов с нее не собирать,
Естьлиж не склоняться, так начто приятством
Мысли непристрастны полонять.
Дай отраду в сердце, утоли мой пламень,
Окончай исканья и труды,
Опустись в страсть нежну, перестань крепиться,
И сними с красы своей плоды.

О плоды драгие! сладкая утеха,
Естьли что на свете лучше вас?
Чем возможно ясно мне изобразити,
Мне тебя, о ты! приятной час:
Час, в которой сладость оные забавы
Чувствуют влюбленные сердца,
Получая славу чувствам восхищенным,
И любви касаяся венца.

Александр Петрович Сумароков

Гимн Венере

Не противлюсь сильной, богиня, власти;
Отвращай лишь только любви напасти.
Взор прельстив, мой разум ты весь пленила,
Сердце склонила.

Хоть страшимся к жизни прейти мятежной,
Произвольно жертвуем страсти нежной.
Ты пространной всею вселенной правишь,
Праздности славишь.

Кои подают от тебя успехи,
Можно ли изяснить сии утехи:
Всяк об оных, ясно хоть ощущает,
Темно вещает.

Из сего мне века не сделай слезна;
Паче мне драгая всего любезна:
Я для той, единой лишь кем пылаю,
Жизни желаю.

Дух мой с нею, радуясь, обитает,
Кровь моя возлюбленным взором тает,
Я живу подвластен в такой неволе
Счастливым боле.

Все тогда, как с ней, веселясь, бываю,
Удаленный шума, позабываю,
В восхищеньи чувствую жизни сладость,
Крайнюю радость.

Кем горю, я мышлю о ней единой,
И доволен ныне своей судьбиной;
Сердце полно жаром к кому имею,
Тою владею.

Александр Петрович Сумароков

Не вселяйся в томно сердце, только будь в глазах

Не вселяйся в томно сердце, только будь в глазах,
Я и так тебя не видя, завсегда в слезах:
Без тебя мне грусти люты,
Ни одной во дни минуты
Быти не велят:
Без тебя я как в пустыне;
Никаки забавы ныне
Мя не веселят.

Весьма твердо вкоренился в мысли ты моей,
Пребываюль я подобно в памяти твоей?

Таковуль имеешь скуку
И такуюль терпишь муку,
Иль одна терплю,
Что свой редко взор являешь,
Иль еще того не знаешь,
Что тебя люблю?

Ты понудил мое сердце, о себе вздохнуть,
А теперь не хочешь ты меня и вспомянуть,
Иль тебе уже скучаю,
Что я зреть тебя желаю,
Слыша огнь в крови.
Знать уже ты мне пременен,
Знать другою кем ты пленен,
Ах! и с ней в любви.

Естьли так, то для чего ты толь мне много мил?
Для чего ты о жестокой взор и дух пленил:
Сердце ты мя обмануло,
Для чего об нем вздохнуло,
Коль он впрям таков:
Чем теперь себя избавить?
Не могу уже оставить
Тяжких сих оков.

Ах! за что я рассердилась на него и впрям,
Может быть, что он крушится обо мне и сам,
И всегда мя зреть желает,
Но случай не допускает
Часто быть со мной,
Естьли так злой случай боле,
Не давай тоски в неволе,
Возврати покой.

Александр Петрович Сумароков

Тщетно я скрываю сердца скорби люты

Тщетно я скрываю серца скорби люты,
Тщетно я спокойною кажусь;
Не могу спокойна быть я ни минуты,
Не могу, как много я ни тщусь.
Серце тяжким стоном, очи током слезным,
Извлекают тайну муки сей:
Ты мое старанье сделал бесполезным:
Ты, о хищник вольности моей!

Ввергнута тобою я в сию злу долю,
Ты спокойный дух мой возмутил,
Ты мою свободу пременил в неволю,
Ты утехи в горесть обратил:

И к лютейшей муке ты тово не зная,
Может быть вздыхаешь о иной;
Может быть, бесплодным пламенем сгорая,
Страждешь ею так как я тобой.

Зреть тебя желаю, а узрев мятуся,
И боюсь, чтоб взор не изменил:
При тебе смущаюсь, без тебя крушуся,
Что не знаешь, сколько ты мне мил:
Стыд из сердца выгнать страсть мою стремится,
А любовь стремится выгнать стыд:
В сей жестокой брани мой рассудок тмится,
Сердце рвется, страждет и горит.

Так из муки в муку я себя ввергаю;
И хочу открыться, и стыжусь,
И не знаю прямо, я чево желаю,
Только знаю то, что я крушусь:
Знаю, что всеместно пленна мысль тобою,
Вображает мне твой милый зрак;
Знаю, что вспаленной страстию презлою,
Мне забыть тебя нельзя никак.

Александр Петрович Сумароков

Если б ты мог видеть сердце распаленно

Естьлиб ты мог видеть сердце распаленно,
И плененну мысль мою тобой,
Тыб мое зря чувство все тобой прельщенно,
Тщилсяб сам мне возвратить покой,
И нещастну видя от очей печальных,
Удаляясь сам, меня бежал,
Тяжки вздохи скрыл бы, в пустынях дальных:
Мил, но без надежды мил ты стал.

Будешь ли доволен сердцем откровенным;
Мнимая суровость отошла,
Что ж твоим я ныне чувствам мной прельщенным,
Тем ко услаждению нашла,
От сегодня будешь мною мучим боле,
Умножая бесполезну страсть,
И еще в тяжчайшей живучи неволе,
Час как ты стал пленен, будешь клясть.

Согласив желанья, что не согласила
Нашей ты судьбины, о любовь!
А когда часть злая ввек нас разлучила,
Для чего ты вспламенилась кровь:
Иль чтоб мне увянуть в самом лучшем цвете;
Мне на то любовна страсть далась,
Для тоголь живу я и жила на свете,
И на толь, на толь я родилась?

Жалуясь на лютость злой моей судьбины,
Буду мыслить о тебе всяк час;
И наполню стоном горы и долины,
Обнося повсюду жалкой глас.
О плачевна доля! что на свете зляе,
Как в любовном пламене гореть,
Ах! и в том что мило и всего миляе,
Никакой надежды не иметь.

Александр Петрович Сумароков

Скройся от глаз вечно, когда ставишь в смехи

Скройся от глаз вечно, когда ставиш в смехи
Все мои печали и напасть,
Вижу тебя часто, чтож мне в том утехи,
Всегда презираешь мою страсть,
Но ах! что сказал я, ах нет моя драгая,
Горестным не верь моим словам,
Без тебя мне будет жизнь и пуще злая,
Теперь есть отрада хоть глазам.

Сжалься ныне видя, я в несносной скуке,
Сказал, что не думал никогда,
Тебя отсылая к пущей бежал муке,
Знал, что в сердце будешь завсегда;

Для чего противно пламя потаенно,
И за толь не любишь, что люблю:
Мучь свирепством больше, когда то приятно;
Хоть за то люби, что я терплю.

О драгия очи стрел любовных полны,
Я сперва увидя, вас не знал,
Что против натуры к жалости не склонны,
Часто бы при вас быть не искал;
Вы воспламенили сердце, дух смущая,
Отняли покойной ныне сон;
А теперь с презреньем на меня взирая,
Ставите в забаву сердца стон.

Полно дарагая мною так играти,
Спросись каково в любви страдать,
Престань мои муки с плачем презирати,
Можноль хоть одну жалость узнать;
Мне твоим нападкам нечем противляться,
Мною ты владеешь больше всех,
И когда умеешь в сердце вкореняться,
Будь в слезах, не ставь печали в смех.