Федор Кузьмич Сологуб - все стихи автора

Найдено стихов - 74

Федор Кузьмич Сологуб

"Заря-заряница..."

Заря-заряница,
Небесная царица
Мать Пресвятая Богородица
По всей земле ходила,
Все грады посещала,
В одно село пришла, —
Все рученьки обила,
Под окнами стучала, —
Приюта не нашла.
Ее от окон гнали,
Толкали и бранили,
Корили и кляли,
И бабы ей кричали:
— «Когда-б мы всех кормили,
Так что-б мы сберегли!» —
Огонь небесный жарок.
Высок, далек, да зорок
Илья, святой пророк.
Он встал, могуч и ярок,
И грозных молний сорок
Связал в один клубок.
По облачной дороге,
На огненной телеге,
С зарницей на дуге
Помчался он в тревоге, —
У коней в буйном беге
По грому на ноге.
И вихри закружились,
И дубы зашатались,
И молнии зажглись,
И громы разразились,
И люди испугались,
Молиться принялись.
Напрасныя рыданья,
Напрасныя моленья, —
Гневлив пророк Илья.
Не будет состраданья
Для грешнаго селенья, —
Конец его житья.
Детей людских жалея,
Сказала Пресвятая:
«Уймись, пророк Илья!
Грешат, не разумея,
Добра не понимая, —
Но всем простила я.»
Перед Ильею стала,
Словами не смирила,
Да с плеч своих сняла
Святое покрывало
И все село покрыла,
И всех людей спасла
Заря-заряница,
Небесная царица,
Мать Пресвятая Богородица.

Федор Кузьмич Сологуб

Грумант покрыт стеклянной шапкой

Грумант покрыт стеклянной шапкой.
Под этой шапкой так тепло,
Что у девицы, очень зябкой,
Давно смущение прошло.

Что ей громады ледяные
И внешний ветер и мороз!
Ведь стекла отразят сплошные
Разгул неистовых угроз.

Искусственное здесь сияет
Светило, грея дивный сад,
И роза здесь благоухает,
И зреет сочный виноград.

Где мирт вознесся горделиво
На берегу прозрачных вод,
Нагие девы нестыдливо
Ведут веселый хоровод.

Грохочут бубны и тимпаны
В руках у отроков нагих.
Но вот вином полны стаканы,
И шум веселия затих.

Настало время пожеланий.
Чего ж, однако, им желать,
Когда и льдины в океане
Уж начали истаевать!

Межатомное разложенье
Постигло только грамм один,
И началось передвиженье
И таянье последних льдин.

Федор Кузьмич Сологуб

Змея один лишь раз ужалит

Змея один лишь раз ужалит,
И умирает человек,
Но словом враг его не валит,
Хотя б и сердце им рассек.

О ты, убийственное слово!
Как много зла ты нам несешь!
Как ты принять всегда готово
Под свой покров земную ложь!

То злоба, то насмешка злая,
Обид и поношений шквал, —
И, никогда не уставая,
Ты жалишь тысячами жал.

Надежды чистой обаянье
Умеешь ты огнем обжечь,
И даже самое молчанье —
Еще несказанная речь,

И нераскрывшиеся губы
В своем безмолвии немом
Уже безжалостны и грубы,
Твоим отмечены значком.

Когда ты облечешься лаской
Приветливых и милых чар,
Ты только пользуешься маской,
Чтоб метче нанести удар!

Федор Кузьмич Сологуб

Господь прославит небо, и небо — благость Божью, но чем же ты живешь?

Господь прославит небо, и небо — благость Божью, но чем же ты живешь?
Смотри, — леса и травы, и звери в темном лесе, все знают свой предел,
И кто в широком мире, как ты, как ты, ничтожный, бежит от Божьих стрел?
Господь ликует в небе, все небо — Божья слава, но чем же ты живешь?
Отвергнул ты источник, и к устью не стремишься, и все, что́ скажешь — ложь.
Ты даже сам с собою в часы ночных раздумий бессилен и несмел.
Все небо — Божья слава, весь мир — свидетель Бога, но чем же ты живешь?
Учись у Божьих птичек, узнай свою свободу, стремленье и предел.

Федор Кузьмич Сологуб

Пой по-своему, пичужка

Пой по-своему, пичужка,
И не бойся никого.
Жизнь — веселая игрушка,
И не стоит ничего.

Что бояться? Зачарует
Змей, таящийся в лесу, —
Или запах твой взволнует
Кровожадную лису, —

С высоты ли ястреб комом
На тебя вдруг упадет, —
Из ружьишка ль с дряблым громом
Человечишко убьет, —

Что ж такое! Миг мученья
Тонет в бездне роковой,
Но не гаснет вдохновенье.
Пой же, маленькая, пой!

Федор Кузьмич Сологуб

Грустен иду по дороге пустынной

             Грустен иду по дороге пустынной
Вслед за вечернею тенью, угрюмой и длинной.

             Сумрачный город остался за мною
С чахлою жизнью его и с его суетою.

             Пусты просторы, томительно-жестки.
Никнут ветвями во сне непробудном березки.

             Грустны вокруг меня сжатые нивы.
Чудится мне, что враждебно они молчаливы.

Федор Кузьмич Сологуб

Город Женевьевы

 
Не стремися в тот город, где царит Женевьева.
Госпожа Женевьева беспощадна во гневе.
Ей не скажешь спасибо, госпоже Женевьеве,
Не похвалишь тот город, где царит Женевьева,
Непреклонная, злая, но прекрасная дева,
Что мечтает жестоко о кровавом посеве.
Не стремися в тот город, где царит Женевьева.
Госпожа Женевьева беспощадна во гневе.

Федор Кузьмич Сологуб

Пьяный поэт

Мне так и надо жить, безумно и вульгарно,
Дни коротать в труде и ночи в кабаке,
Встречать немой рассвет тоскливо и угарно,
И сочинять стихи о смерти, о тоске.

Мне так и надо жить. Мучительную долю
Гореть в страстном огне и выть на колесе
Я выбрал сам. Убил я царственную волю,
В отравах утопил я все отрады, все.

Федор Кузьмич Сологуб

Лежали груды мха на берегу морском

Лежали груды мха на берегу морском,
Обрезки рыжих кос напоминая цветом.
Белели гребни волн, и радостным приветом
Гудел их шумный хор в веселии морском.
Легко рассыпанным береговым песком
Еще мы раз прошли, обрадованны светом,
Вдыхая соль волны в дыхании морском,
Любуясь этих мхов забавно рыжим цветом.

Федор Кузьмич Сологуб

Вернулся блудный сын. Глядит из подворотни

Вернулся блудный сын. Глядит из подворотни
Девчонка шустрая и брату говорит:
«Упитанных тельцов пускай зарежут сотни,
Все блудный сын пожрет, и все ж не станет сыт».

И точно, — расточил отцовское наследство,
И вновь остался нищ, и взялся он за нож.
Ему осталося одно лишь только средство:
Грабеж.

Федор Кузьмич Сологуб

Рукоятью в землю утвердивши меч

...Рукоятью в землю утвердивши меч,
Он решился грудью на клинок налечь,
Ратной неудачи искупить позор, —
И перед кончиной горд был ясный взор.

Пораженьем кончен мой неравный бой
С жизнью неудачной, с грозною судьбой, —
Мне бы тоже надо навсегда заснуть,
Да пронзить мне страшно трепетную грудь.

Федор Кузьмич Сологуб

Твоих немых угроз, суровая природа

Твоих немых угроз, суровая природа,
              Никак я не пойму.
От чахлой жизни жду блаженного отхода
              К покою твоему,
И каждый день меня к могиле приближает,
              Я каждой ночи рад, —
Но душу робкую бессмысленно пугает
              Твой неподвижный взгляд.

Федор Кузьмич Сологуб

На закат, на зарю

Нa закат, на зарю
Долго, долго смотрю.

Слышу, кровь моя бьется
И в заре отдается.

Как-то весело мне,
Что и я весь в огне.

Это — кровь моя тает,
И горит да играет

Над моею горой,
Над моею рекой.

Вот заря догорела,
Мне смотреть надоело,

Я глаза затворил,
Я весь мир погасил.

Федор Кузьмич Сологуб

Права змея, когда шипит и жалится

Права змея, когда шипит и жалится, —
В ней горькое кипение отрав,
     Но если человек печалится,
     Поймите, люди, он не прав.

В нем сердце верное поет так сладостно,
Горячую по жилам гонит кровь.
     Ему смотреть светло и радостно
     На жизнь, на счастье, на любовь.

Федор Кузьмич Сологуб

Туман и дождь. Тяжелый караван

Туман и дождь. Тяжелый караван
Лохматых туч влачится в небе мглистом.
Лесною гарью воздух горько пьян,
И сладость есть в дыхании смолистом,
И радость есть в уюте прочных стен,
И есть мечта, цветущая стихами.
Печальный час, и ты благословен
Любовью, сладкой памятью и снами.

Федор Кузьмич Сологуб

Сплетеньем роз венчайте милых жен

Сплетеньем роз венчайте милых жен,
Но дев терзайте чаще и больнее,
Чтоб девы были строже и сильнее.
Сплетеньем роз венчайте милых жен, —
Трудами их союз наш освящен,
А девы волн лукавей и вольнее.
Сплетеньем роз венчайте милых жен,
А дев терзайте чаще и больнее.

Федор Кузьмич Сологуб

Отчего у тебя утомленные руки?

«Отчего у тебя утомленные руки?»
      «Я швеею прилежной была,
Я сшила много саванов разлуки,
      И вот к Тебе я ушла». —

«Отчего у тебя запыленные ноги?»
      «Я ходила по горам, по долам,
Но нигде к Тебе не нашла дороги.
      Пожалей, проводи меня сам».

Федор Кузьмич Сологуб

Воды

Весенние воды, что девичьи сны:
В себе отражая улыбки весны,
Шумят и сверкают на солнце оне
И шепчут: «Спасибо весне!»

Осенние воды — предсмертные сны:
С печальным журчаньем, всегда холодны,
По вязкой земле, напоенной дождем,
Текут они мутным ручьем.

Федор Кузьмич Сологуб

К безвестным, дивным достиженьям

К безвестным, дивным достиженьям
Стремлюсь я в дали, юно-смел.
К планетам чуждым я доспел,
Стремясь к безвестным достиженьям.
Сверканьем, страстью и стремленьем
Воспламеню я мой удел.
К безвестным, дивным достиженьям
Стремлюсь я в дали, юно-смел.

Федор Кузьмич Сологуб

Утонул я в горной речке

           Утонул я в горной речке,
Захлебнулся мутною водой,
Захлестнулся жаркою рудой.
           Утонул я в горной речке,
           Над которою овечки
Резво щиплют вереск молодой.
           Утонул я в горной речке,
Захлебнулся мутною водой.