Звери в яме (версии 1 – 2)

Из категории Сказки

(версия 1)

Шла свинья в Питер богу молиться. Попадается ей волк навстречу: “Свинья, свинья, куда идешь?” – “В Питер, богу молиться”. – “Возьми и меня”. – “Пойдем, куманек!” Шли-шли, попадается лиса навстречу: “Свинья, свинья, куда идешь?” – “В Питер, богу молиться”. – “Возьми и меня”. – “Иди, кума!” Шли они, шли, попадается им заяц: “Свинья, свинья, куда идешь?” – “В Питер, богу молиться”. – “Возьми и меня с собой”. – “Ступай, косой!” Потом выпросилась еще белка, и вот они шли-шли… Глядь – на дороге яма глубокая и широкая; свинья прыгнула и попала в яму, а за ней и волк, и лиса, и заяц, и белка.

Долго они сидели, сильно проголодались – есть-то нечего. Лиса и придумала: “Давайте, – говорит, – тянуть: кто всех тоньше запоет, того и скушаем”. Волк затянул толстым голосом: “О-о-о!” Свинья немного помягче: “У-у-у!” Лиса и того мягче: “Э-э-э!”, а заяц с белкою тонким голоском: “И-и-и!” Тотчас разорвали звери зайца да белку и съели со всеми косточками. На другой день лиса опять говорит: “Кто толще всех запоет, того и скушаем”. Волк всех толще затянул: “О-о- о!”, ну, его и съели.

Лиса мясо скушала, а кишочки под себя спрятала. Дня через три сидит да ест себе кишочки; свинья и спрашивает: “Что ты, кума, кушаешь? Дай-ка мне”. – “Эх, свинья! Ведь я свои кишочки таскаю; разорви и ты свое брюхо, таскай кишочки и закусывай”. Свинья то и сделала, разорвала свое брюхо и досталась лисе на обед. Осталась лиса одна-одинехонька в яме; вылезла ль она оттудова или и теперь там сидит, право, не ведаю.

(версия 2)

Жил себе старик со старушкой, и у них только и было именья, что один боров. Пошел боров в лес желуди есть. Навстречу ему идет волк. “Боров, боров, куда ты идешь?” – “В лес, желуди есть”. – “Возьми меня с собою”. – “Я бы взял, – говорит, – тебя с собою, да там яма есть глубока, широка, ты не перепрыгнешь”. – “Ничего, – говорит, – перепрыгну”. Вот и пошли; шли-шли по лесу и пришли к этой яме. “Ну, – говорит волк, – прыгай”. Боров прыгнул – перепрыгнул. Волк прыгнул, да прямо в яму. Ну, потом боров наелся желудей и отправился домой.

На другой день опять идет боров в лес. Навстречу ему медведь. “Боров, боров, куда ты идешь?” – “В лес, желуди есть”. – “Возьми, – говорит медведь, – меня с собою”. – “Я бы взял тебя, да там яма глубока, широка, ты не перепрыгнешь”. – “Небось, – говорит, – перепрыгну”.

Подошли к этой яме. Боров прыгнул – перепрыгнул; медведь прыгнул – прямо в яму угодил. Боров наелся желудей, отправился домой.

На третий день боров опять пошел в лес желуди есть. Навстречу ему косой заяц. “Здравствуй, боров!” – “Здравствуй, косой заяц!” – “Куда ты идешь?” – “В лес, желуди есть”. – “Возьми меня с собою”. – “Нет, косой, там яма есть широка, глубока, ты не перепрыгнешь”. – “Вот не перепрыгну, как не перепрыгнуть!” Пошли и пришли к яме. Боров прыгнул – перепрыгнул. Заяц прыгнул – попал в яму. Ну, боров наелся желудей, отправился домой.

На четвертый день идет боров в лес желуди есть. Навстречу ему лисица; тоже просится, чтоб взял ее боров с собою. “Нет, – говорит боров, – там яма есть глубока, широка, ты не перепрыгнешь”. – “И-и, – говорит лисица, – перепрыгну!” Ну, и она попалась в яму. Вот их набралось там в яме четверо, и стали они горевать, как им еду добывать.

Лисица и говорит: “Давайте-ка голос тянуть; кто не встянет – того и есть станем”. Вот начала тянуть голос; один заяц отстал, а лисица всех перетянула. Взяли зайца, разорвали и съели. Проголодались и опять стали уговариваться голос тянуть; кто отстанет – чтоб того и есть. “Если, – говорит лисица, – я отстану, то и меня есть, все равно!” Начали тянуть; только волк отстал, не мог встянуть голос. Лисица с медведем взяли его, разорвали и съели.

Только лисица надула {Обманула} медведя: дала ему немного мяса, а остальное припрятала от него ест себе потихоньку. Вот медведь начинает опять голодать и говорит: “Кума, кума, где ты берешь себе еду?” – “Экой ты, кум! Ты возьми-ка просунь себе лапу в ребра, зацепись за ребро – так и узнаешь, как есть”. Медведь так и сделал, зацепил себя лапой за ребро, да и околел. Лисица осталась одна. После этого, убрамши медведя, начала лисица голодать.

Над этой ямой стояло древо, на этом древе вил дрозд гнездо. Лисица сидела, сидела в яме, все на дрозда смотрела и говорит ему: “Дрозд, дрозд, что ты делаешь?” – “Гнездо вью”. – “Для чего ты вьешь?” – “Детей выведу”. – “Дрозд, накорми меня, если не накормишь – я твоих детей поем”. Дрозд горевать, дрозд тосковать, как лисицу ему накормить. Полетел в село, принес ей курицу. Лисица курицу убрала и говорит опять: “Дрозд, дрозд, ты меня накормил?” – “Накормил”. – “Ну, напои ж меня”. Дрозд горевать, дрозд тосковать, как лисицу напоить. Полетел в село, принес ей воды. Напилась лисица и говорит: “Дрозд, дрозд, ты меня накормил?” – “Накормил”. – “Ты меня напоил?” – “Напоил”. – “Вытащи ж меня из ямы”.

Дрозд горевать, дрозд тосковать, как лисицу вынимать. Вот начал он палки в яму метать; наметал так, что лисица выбралась по этим палкам на волю и возле самого древа легла – протянулась. “Ну, – говорит, – накормил ты меня, дрозд?” – “Накормил”. – “Напоил ты меня?” – “Напоил”. – “Вытащил ты меня из ямы?” – “Вытащил”. – “Ну, рассмеши ж меня теперь”. Дрозд горевать, дрозд тосковать, как лисицу рассмешить.

“Я, – говорит он, – полечу, а ты, лиса, иди за мною”. Вот хорошо – полетел дрозд в село, сел на ворота к богатому мужику, а лисица легла под воротами. Дрозд и начал кричать: “Бабка, бабка, принеси мне сала кусок! Бабка, бабка, принеси мне сала кусок!” Выскочили собаки и разорвали лисицу.

Я там была, мед-вино пила, по губам текло, в рот не попало. Дали мне синий кафтан; я пошла, а воро’ны летят да кричат: “Синь кафтан, синь кафтан!” Я думала: “Скинь кафтан”, взяла да и скинула. Дали мне красный шлык. Воро’ны летят да кричат: “Красный шлык, красный шлык!” Я думала, что “краденый шлык”, скинула – и осталась ни с чем.